Елена Тонкачёва о своем опыте международной солидарности

Мои коллеги и друзья попросили меня в связи с подготовкой ко Дню солидарности с гражданским обществом Беларуси ответить на вопрос: почему международная солидарность в правозащитной деятельности является важной и как люди приходят к тому, чтобы ей заниматься.

Я бы сказала, что солидарность как таковая есть основа правозащитной деятельности. Это есть самоопределение — быть человеком небезразличным, быть участливым к судьбе и к проблемам других людей (возможно, даже там и тогда, когда тебя об этом не просили).

Соответственно, международная солидарность в прекрасном глобальном мире — со всеми его ужасами, страхами, войнами, конфликтами и так далее — является естественным продолжением и развитием правозащитной деятельности.

Отвечая на вопрос, почему в нашем, скажем так, непростом регионе, где в текущий период происходят вещи, о которых ещё десять лет назад, возможно, мы и не могли предполагать, — война в Украине, массовые аресты и задержания инакомыслящих в Азербайджане, следствия в отношении наших азербайджанских коллег-правозащитников, и далее, и далее, — весь этот массовый психоз российских властей по отношению, например, к представителям гражданского общества России, объявление Крымской Полевой Миссии чуть ли не вражеской организацией, — к этому невозможно быть готовым, но это то, что не оставляет нас безразличными.

Каждый раз, сталкиваясь с подобной ситуацией, я испытываю ощущение, что это касается лично меня. И если я не сделаю что-то, что зависит конкретно от меня, то — по крайней мере, я сама — буду себя чувствовать нехорошо.

Я думаю, что это основная мотивация, побуждающая правозащитников включаться в международную солидарность.

Важна ли она для правительств, например? Я не знаю. В последнее время я не уверена. В последнее время у меня вообще много неуверенности в отношении того, что мы способны существенно влиять и изменять процессы, которые нам представляются отвратительными, неуместными и неприемлемыми. Но, тем не менее, как человек я для себя знаю точно, что, если я перестану реагировать на несправедливость, это будет значить, что часть меня умерла. А я всё-таки хочу оставаться живой и продолжать заниматься любимым делом.

Вообще, когда я пытаюсь ответить на заданный вопрос, я могу сказать совершенно определённо: я хочу отказаться в этом своём спиче, в первую очередь, от лозунгов, потому что мы не политики, мы не официальные лица, и рекламными слоганами уже никого не убедишь. Солидарность — это то, что идёт от сердца, солидарность — это то, что идёт от собственного восприятия мира и от осознания своего места в мире. Посему я думаю, что в правозащитной деятельности солидарность не только является нормой, н она должна и будет развиваться.

Share: