Михаил Мацкевич

Назарий Боярский: Михаил, расскажи пару слов о своем опыте действий в защиту прав человека в других странах.

Михаил Мацкевич: Я участвовал в наблюдениях за судебными процессами в Москве по «болотным делам», был наблюдателем на митинге в годовщину «болотки». Помогал моим хорошим знакомым в ЕвромайданSOS во время событий в Украине 2013 года, также дважды был в составе Крымской полевой миссии по Правам человека. Совместно с коллегами исследовал условия работы правозащитников в Азербайджане в 2014 году.

Назарий Боярский: Что тебя больше всего удивило во время правозащитной работы в других странах?

Михаил Мацкевич: Реакция на фотосъемку в Москве подразделения внутренних войск. Меня просил (!) не снимать сотрудник милиции. В Беларуси, скорее всего, я бы уже ехал в автозаке за то, что отказался удалять фотографии.

Назарий Боярский: Как отражается интерес к ситуации с правами человека в других странах на твою работу в Беларуси?

Михаил Мацкевич: В Беларуси долгое время ничего не меняется. Практически всё моё окружение находится в какой-то прострации и непонимании, что же делать. Кажется, мы погрязли в каком-то болоте и очерствели. Посещая же другие страны, я понял, что мир гораздо разнообразней и интересней. Я начал по-другому смотреть на собственную страну: находить в ней что-то особенное и то, чего совсем не должно быть. Например, в Крыму, когда нас было четыре человека на весь полуостров, на более чем два миллиона населения, которые отслеживали ситуацию с Правами человека, я осознал, насколько важна моя работа и насколько важно её осуществлять в Беларуси.

Назарий Боярский: Как ты считаешь, в чем особая важность международной солидарности?

Михаил Мацкевич: В первый раз, когда меня занесло на 10 суток в Центр изоляции правонарушителей за то, что я собрался с другими людьми без разрешения, мои знакомые в Москве, Киеве, Донецке, Петербурге, Минске вышли с плакатами с моей фотографией. Пусть я их не видел в течение этих 10 суток, но после, открыв свой ящик в сети я был очень, очень воодушевлен и до сих пор благодарен тем людям, которые дали мне силы не разочароваться во всём. Мне кажется, именно личная поддержка, которая поможет человеку убедиться в том, что то, что он делает, это нормально и правильно, - самое важное в международной солидарности.